Make your own free website on Tripod.com

ГЛАВА 6

Кровавые события, развернувшиеся на территории бывшей Югославии, не могли не привлечь пристального внимания специалистов Отдела внешней документации УНСО. Тем более, что в Республике Сербской проживает довольно многочисленная украинская община. Для установления контактов с диаспорой, сбора и анализа информации о ситуации в данном регионе, в Сараево были направлены несколько сотрудников ОВД.

ПАСЕЧНИК ЮРИЙ АНДРЕЕВИЧ (псевдо "Жолнеж")

Родился 5 мая 1962 года во Львове. С 1977 г. член ВЛКСМ. Окончил Киевское суворовское училище. С 1979 по 1983 г.г. обучался в Киевском общевойсковом военном училище имени М. Фрунзе. Служил в Туркестанском военном округе. В 1985 г. проходил службу в Афганистане. В составе разведроты участвовал в боях с моджахедами. Тяжело ранен. В 1986 г. уволен в запас по ранению. Инвалид второй группы. Работал в охране коммерческого банка. Осенью 1991 г. вструпил в УНСО. Участвовал в боях в Приднестровье.

В 1992 г. на него возбуждено уголовное дело за "злостное хулиганство".

Разведен, имеет двух сыновей.

 

Если сравнивать все войны, в которых принимал участие Юрий, то Афган был для него командировкой, Приднестровье - детской игрой в "Зарницу", а Босния оказалась адом.

Здесь было много жителей СНГ, в том числе с Украины. Состав отряда постоянно менялся: одни приходили, другие уходили. Это были абсолютно разные люди. Среди них встречались классные ребята, но были и откровенные подонки. Война - это отражение общества. Поэтому сюда приезжали и по идейным соображениям, и ради голой наживы. Никто никого не держал. Уходили потому, что не получали ожидаемых бешенных денег, или разуверевшись в своих идеалах.

Жолнеж воевал в составе разведывательно - диверсионной группы "Белые волки" сараевского армейского корпуса. Диверсанты подчинялись только командиру корпуса и работали исключительно по специальным заданиям.

Слава о "белых волках" шла по всему фронту. О них много и восторженно писала западная пресса. Поэтому Провидник, отправляя на задание члена ОВД Юрия Пасечника, приказал ему сделать все возможное, чтобы попасть в это элитное подразделение. УНСО планировала как можно больше узнать о методах террористической деятельности сербов, поскольку в дальнейшем предполагалось создать в Боснии несколько похожих подразделений УНСО.

Волки в основном занимались разведрейдами и штурмовкой. Работали часто малыми группами, а то и в одиночку. Максимальное количество "штыков" в отряде было не больше тридцати. Среди них были свои танкисты, связисты, артиллеристы.

* * *

В это подразделение приходило много украинцев, и уходило много. Оставались только самые надежные ребята, которым можно было верить. И каждый в отряде знал, что если что-то случится, то его вытащат, непременно вытащат. Объединяющей, цементирующей идеей был здоровый авантюризм молодых парней.

В подразделении вместе с Юрием служили канадцы, итальянцы, греки, норвежец, поляк и даже японец. Воевали они хорошо, ведь те, кто воевал плохо, долго не задерживались. Жолнеж пробовал разговаривать с ними по душам, допытываясь, что же привело их на сторону сербов? Оказывается, что всех буквально "достали" мусульмане в западных странах. Но там их защищает закон. А здесь, на войне, можно посчитаться с "муслами". За это не только не наказывают, но даже благодарят.

- Вот закончим здесь громить "муслов", - сказал как-то Билл из Чикаго, - а потом у себя дома с ними разберемся!

Норвежец был откровенный авантюрист, которому просто нравилось стрелять, А маленький, шустрый японец любил расписывать из балончика стены домов антиамериканскими лозунгами. Очень он не любил Америку.

Нравился Юрию и весельчак Збигнев из Польши. Когда за Жолнежа, отличавшегося особой дерзостью и жестокостью, "муслы" объявили награду в 50 тыс. долларов, Збигнев каждое утро подходил к унсовцу и проникновенно просил:

- Береги голову! Береги , Юра!

Отличными ребятами были и чехи. Веселые хлопцы. Однажды у одного чеха в ногах разорвалась ружейная мина и сильно посекла его ноги осколками. Когда чеха выносили, то он плакал.

- Что ж ты плачешь? Тебе больно?

- Нет, обидно! Хотелось бы еще десяток "муслов" прикончить.

Что же до румын, то у Юрия сложилось впечатление, что они приехали на эту войну, чтобы поесть вдоволь. Они непрерывно жевали. Даже под обстрелом. Бывало, минометы бьют по ним, как проклятые. Все ребята буквально зеленые, матерятся на чем свет стоит. А румынам бояться некогда: они открыли баночку мясных консервов и нарубывают себе спокойненько за обе щеки.

На той стороне тоже воевали иностранные наемники, в основном немцы. Но и они недолюбливали мусульман. За "муслов" воевало много наемников из арабских стран. Часто это были очень подготовленные бойцы.

В плен "белые волки" никого не брали.

- Это не входит в наши функции, - шутил командир подразделения.

* * *

К чести отряда, за все время боевых действий никто из личного состава не попал в плен, никто не был оставлен на поле боя. По манере ведения боевых операций, даже сербы считали наемников их этого отряда чистыми психами. И что-то в этом было. Однажды, когда почти на голом месте членов разведгруппы прижал пулемет, Юрий поднялся и пошел на него в полный рост. Трудно сказать, почему дав две очереди, пулеметчик так и не попал в сумасшедшего унсовца. Третью очередь он выпустить не успел - Юрий забросал его позицию гранатами.

Может быть это было глупо, но в тот момент другого выбора просто не существовало.

Не раз случалось, что Юрий буквально затылком чувствовал дыхание смерти. Так произошло, когда хорватам удалось окружить "белых волков" с трех сторон. С четвертой стороны было минное поле. И тогда под кинжальным огнем пулеметов бойцы отряда бросились на прорыв через опасное препятствие. Жолнеж прошел уже через три войны, но такого еще не встречал: после сумасшедшей гонки до противоположного конца минного поля добрались все. Ни одного убитого или раненного. Хорваты были буквально в шоке.

Воевал Жолнеж советским "калашниковым", который добыл в бою, зарезав ножом хорватского солдата.

В Боснии Юрий научился верить в Бога. А может быть в Провидение. Он стал законченным фаталистом. Порой даже специально испытывал свою Судьбу. Однажды, обвешавшись пулеметными лентами, как матрос Железняк, взял пулемет и пошел в полный рост на позиции врага. В другой раз вышел из-за бункера и, спокойно прицелившись, разнес в куски хорватский БТР. И за все время - ни одной царапины.

За время боев на этом участке фронта Жолнеж встретил около 300 земляков, прибывших на войну из разных концов Украины. Более десяти из них погибло.

* * *

Постепенно Юрий стал понимать, что война давно уже стала для него своеобразным допингом. Когда привыкаешь к чувству опасности, с ним очень тяжело расставаться. Он гордился тем, что принадлежал к касте профессиональных военных.

Где-то в сентябре 1995 г. на позиции приехали киевские корреспонденты и снимали диверсионную группу. Журналистов при этом больше интересовали заработки наемников. Кто-то сказал им, что они составляют до 5 тыс. долларов за одну акцию. Юрию почему - то стало обидно за жлобские распросы земляков. Какие там деньги! За полгода непрерывных боев он получил приблизительно 15 марок в месяц. Да и за ними некогда было съездить в штаб.

После того, как отснятый репортаж показали по украинскому телевидению, в отряд "белых волков" прибыло около десятка новичков с Украины. Они и не скрывали, что решили рискнуть буйными головами только ради валюты. Очень быстро они поняли, что совершили страшную ошибку. Но уйти сразу же в тыл не позволял хохляцкий гонор. Решили сходить хотя бы в один бой. Но после первой же атаки они буквально все получили ранения разной степени тяжести. Пуля - она трусов не щадит.

* * *

С массовым исходом сербов из Сербской краины надежды на организацию более многочисленных отрядов УНСО в этом регионе отпали. Было ясно, что так же, как это уже было в ПМР и Абхазии, в Боснии кашу заваривали политики. Именно они извлекали основную выгоду из гибели солдат. Нередко они плевали на память погибших солдат, сдавая на переговорах добытые большой кровью позиции. Вот почему УНСО потеряло интерес к этому региону. К тому же все их силы и мысли захватили события в Чечне.

Жолнежу и еще нескольким унсовцам из ОВД, воевавшим на разных участках фронта, было приказано возвращаться в Киев. Но у всех хлопцев начались проблемы, связанные с послевоенным психозом: они целыми днями валялись на постели и пили.

- Лучший способ уйти от военного синдрома - отослать их на другую войну! - изрек очередную мудрость Провидник.

И вскоре унсовцы, прошедшие боснийский ад, влились в отряд Сашка Белого, защищавшего в Грозном штаб полковника Аслана Масхадова.