Make your own free website on Tripod.com

ГЛАВА 5

Конечно, легче всего было бы добраться до Грозного через Северную Осетию, но магистральное шоссе прочно оседлали российские пограничники и внутренние войска. Поэтому этот вариант оставался на крайний случай. Менее опасным, хотя и гораздо более сложным, был путь через горный перевал вместе с очередным караваном контрабандистов. Горы пока еще не были покрыты снегом и за три дня пути можно было выйти к ближайшему чеченскому селению.

Группу унсовцев по приказу Джабы доставили в горное селение Ахмети, где надежные люди должны были переправить их дальше в горы, туда, где живут контрабандисты, гоняющие караваны в Чечю.

* * *

Кзалось бы, что все приготовления уже сделаны и можно смело отправляться в путь. Но у горцев любое дело начинается с многочисленных визитов к родственникам и утомительных совещаний. Одновременно в фургончик загрузили несколько мешков с коноплей, пулемет с запасными лентами, сумки с продуктами.

На все это ушло несколько утомительных часов. В конце концов унсовцы все-таки выехали из Ахмети.

Машина нещадно тряслась по горным ухабам. В кузове на мешках с коноплей развалилось человек восемь. Все они, кроме Корчинского и Пессимиста, непрерывно дымили цыгарками с низкосортным табаком. Дышать было абсолютно нечем. Виталий, который не терпел табачного дыма, не то чтобы заснул, а скорее впал в забытье.

Когда опустился утренний туман, одинокий фургончик окружали только снежные вершины гор и бездонные пропасти. Не было даже намека на человеческое жилье. Грузовик стоял в метре от чудовищного провала, на дне которого виднелась бурно несущаяся река. Но ни одного звука не доносилось с низины. Слух резануло оглушающее безмолвие.

К полудню машина достигла селения Шатили. Собственно говоря, это было всего лишь два строения, стоящих почему-то на склонах противоположных гор. Ни электричества, ни газа, ни водопровода. Местная молодежь развлекалась тем, что по очереди ходили в гости друг к другу.

Основательно подкрепившись шашлыками, группа унсовцев решила осмотреть местные достопримечательности.

Прежде всего посетили развалины древней крепости, сложенной еще во времена Великой Римской империи. Неподалеку с этими величественными стенами стоял скромный каменный домик с зарешеченным окошком и низким лазом вместо двери. Заглянув в окошечко, любители экзотики оторопели: комната была завалена человеческими скелетами. На грубо сколоченных палатях лежал полуистлевший труп.

Местные жители разъяснили, что в этот дом старики приходят помирать, когда чувствуют приближение смерти. Ведь в горах могилу не выдолбишь.

Молча стояли унсовцы у мрачного места, думая об одном и том же. Им наглядно представилась истина о бренности бытия. Ведь и людей, выстроивших стены этой крепости, тоже волновали великие планы. Как и ныне живущие, они торопились насладиться жизнью. И вот их кости белеют на холодном полу. А жизнь с космической скоростью несется на встречу неизведанному.

"Вот так же и мы, - грустно подумал Виталий, - тщимся громадьем своих замыслов, на десятилетия планируем свою и чужие жизни. Между тем, все наши амбиции и сама жизнь гроша ломаного не стоят в этих диких местах. Ну, в самом деле, что стоит этим бородатым контрабандистам пусить нам пулю в затылок? Кто нас хватится и где будет искать? Да и какой спрос с этих людей, отчитывающихся в горах только перед Аллахом".

* * *

Вечером из разговоров со старейшинами стало известно, что из Шатили в Чечню караван ушел несколько дней назад. Ждать другого - слишком долго, к тому же снежные заносы могут перекрыть тропу. Более того, контрабандисты, заметив, что Лупинос с трудом передвигает больными ногами, уверенно заявили, что он не дойдет до конечного пункта. Ведь надо было было три дня пробираться по горной тропе, ведя за собой нагруженную товаром лошадь.

Пришлось возвращаться назад в Ахмети. Там довольно быстро был подготовлен автобус для поездки в Грозный через Северную Осетию. Его загрузили мешками с орехами, сушеными фруктами. Туда же набились старики и женщины. Унсовцев, пристроившихся на задних сидениях, уже было трудно отличить от аборигенов - они порядком обросли и пообтрепались.

Выехали с таким расчетом, чтобы успеть к осетинской границе до наступления комендантского часа.

Всю ночь пассажиры автобуса, вставшие табором возле границы, жарили шашлыки, танцевали вокруг костра и пели свои заунывные песни. А ранним утром они направились к КПП российских внутренних войск.

Хитрость заключалась в том, чтобы успеть пересечь границу до того, как на КПП прибудут офицеры, отсыпавшиеся после очередной попойки. Случалось это, как правило, к 9 - 10 часам. До этого же момента пограничный переход был полностью отдан во власть сержантов. Такса за проезд была известна всей округе - блок хороших сигарет или бутылка водки. При желании можно было дать 25 тыс. российских рублей.

Пассажиры добросовестно заплатили поборы, и автобус пересек границу, направившись в Чечню. Только перед самым Грозным автобус задержали солдаты из спецподразделения Дудаева. Они сразу "вычислили" украинских хлопцев в общей толпе туземцев и отвели в сторону для установления личностей, довольно грубо подталкивая стволами автоматов. Но Лупинос знал специальный пароль. И после того, как он был произнесен, гвардейцы немедленно вызвали специальную машину, доставившую гостей из УНСО в гостиницу.

* * *

Наскоро приведя себя в порядок и перекусив, унсовцы в сопровождении бородатого парня по имени Заза отправились в президентский дворец.

На площади перед дворцом было полно народу. Несколько десятков старцев, размахивая над головой увесистыми палками, скакали в воинственном танце. Собравшиеся вокруг люди одобрительно гудели. То и дело в знак поддержки молодые парни палили вверх из автоматов. Площадь была усыпана стреляными гильзами. Почему-то бросилось в глаза, что абсолютное большинство людей говорили по-русски.

Помощник Президента, прекрасно образованный человек, в совершенстве владеющий арабским и турецким языками, четко спланировал график визита. Прежде всего состоялась встреча с начальником Генштаба Сил обороны Чечни Асланом Масхадовым. Это был немолодой, уставший человек лет пятидесяти. Внешне он ничем не выделялся, разве что торчавшими из-под каракулевой шапки ушами и шрамом над верхней губой. В общении начштаба был довольно сдержан, но благожелателен. Короче - нормальный армейский полковник. До увольнения в запас из рядов Советской Армии он занимал должность начальника артиллерии дивизии.

Чисто по-военному коротко и четко, Аслан Масхадов обозначил круг интересующих его вопросов, которые он мог обсудить с руководством УНСО. Прежде всего он хотел бы знать, способна ли эта организация помочь завербовать в Украине для армии Чечни специалистов ПВО и ВВС. При этом чеченская сторона готова была гарантировать оплату в размере не менее 3 тыс. долларов в месяц.

Дмитро Корчинский в ходе разговора был предельно собран и даже чуточку мрачноват. На размышление у него ушло несколько минут.

- Хорошо. Мы сможем в короткий срок навербовать и доставить в Чечню необходимое количество летчиков и специалистов ПВО из числа уволенных в запас украинских офицеров. Сейчас в Украину возвращается много военнослужащих, которых не в состоянии принять наши Вооруженные Силы из - за начавшегося процесса сокращения. Уверен, что многие из них не прочь поправить свое материальное положение. Но нужны серьезные гарантии того, что сделка будет честной. Давайте договоримся так: контракт заключатся на 6 месяцев, причем половина суммы, то есть 9 тыс. долларов, выплачиватся сразу же на Украине.

Аслан Масхадов без колебаний согласился на эти условия. Забегая наперед, можно сказать, что правительство Джохара Дудаева выделило УНА - УНСО солидные валютные средства, которые были переведены на ряд банковских счетов подставных фирм в Украине и Росии. Таких, к примеру, как Центр исследования региональных проблем "Евразия".

Получив солидные валютные вливания, унсовцы активно приступили к поиску подходящих кадров. Как и предполагал Провидник , не возникло никаких проблем с поиском желающих за такие деньги стать солдатами удачи.

Однако через два месяца началось наступление российских войск на Грозный. Самолеты Дудаева были уничтожены, а создать войска ПВО в условиях ведения боевых действий просто нереально.Таким образом, эта задача отпала сама собою.

Но валюта не пропала даром и не растеклась по карманам руководителей организации. Доллары были направлены на решение задач, связанных с оказанием помощи режиму Джохара. В частности, именно на эти доллары была организована переправка в Чечню батальона УНСО "Прометей".

* * *

Следующая встреча унсовцев была с вице-президентом Чечни Зелимханом Яндарбиевым. Этот человек держался подчеркнуто скромно, старался поменьше "светиться" в средствах массовой информации. Но Корчинский знал, что Зелимхан является духовным вдохновителем освободительной борьбы Ичкерии, главным теоретиком вайнакского движения, выдающимся публицистом и поэтом, автором перевода Корана на чеченский язык. В случае, если

что-нибудь случится с Дудаевым, его дело должен был продолжить именно Яндарбиев. Именно так позднее и произошло.

В Зелимхане чувствовалась поразительная уверенность в своей правоте, широта взглядов и всесторонняя информированность. Он сообщил, что патриотические организации исламского мира готовы оружием, финансами и собственным участием поддержать народ Чечни в борьбе за его неазависимость.

Вести разговор с этим мрачноватым человеком, насквозь просвечивающим собеседников колючим взглядом подозрительно прищуренных глаз, было очень непросто. Он не собирался заигрывать с лидерами УНСО, всячески демонстрируя, что знает себе цену. От поддержки он не отказывался, но и не настаивал на ней особенно. Яндарбиев был твердо уверен, что чеченскому народу вполне достаточно собственных сил, чтобы оказать эффективное сопротивление возможным попыткам российского правительства восстановить статус-кво.

Уже поздним вечером лидеров УНСО принял генерал Дудаев. Он быстро вошел в кабинет, широко улыбаясь гостям на ходу. На нем была камуфляжная куртка с выглядывающим из-под нее голубым треугольником тельняшки. Выглядел он бодро и спокойно. Однако разговор с Джохаром неприятно удивил Корчинского обилием политических лозунгов, воинственных заявлений, туманных намеков.

- Мы дадим по зубам любому врагу,- словно на митинге громким голосом вещал генерал. - Я успел запастись оружием и боевой техникой, которых хватит для ведения вооруженной борьбы на долгие годы. У меня есть даже свой авиационный полк. Да и на горных базах кое-что припрятано, от чего не поздоровится нашим врагам. Народ наш не обижен мужеством, воевать научен с пеленок. А будет трудно - на помощь придут не тысячи, а миллионы моджахедов. Ближний Восток готов завалить нас долларами. За эти несколько лет мы успели и сами накопить солидный валютный запас за счет торговли нефтепродуктами.

Никаких конкретных договоренностей достичь с Дудаевым не удалось. Но унсовцы поняли главное - с ними готовы сотрудничать, за их работу будут платить.

Перед отъездом украинских гостей Джохар Дудаев отдал приказ выдать каждому унсовцу деньги на обратный проезд. Веселый мальчишка - кассир, прочитав записку Президента, бросил каждому по 5 упаковок 50-ти тысячных российских купюр.

- Может еще подбросить? - хитро подмигнув, спросил этот чертенок.

Но унсовцы, сохраняя достоинство, небрежно рассовали пачки по карманам, демонстрируя свое полнейшее презрение к мирским благам. Впрочем, позднее они не раз корили себя за дурацкую браваду. Ведь могли бы запросто взять несколько десятков миллионов на каждого, а потом в Грузии обменять их на "зелененькие". Ну да ладно, задним умом все сильны. Впрочем, в Одессе все деньги все равно пришлось сдать Корчинскому.

* * *

Уже поздно ночью, когда группа лидеров УНСО возвращалась с переговоров, вооруженные отряды оппозиции предприняли очередной штурм Грозного. В Новозаводском районе стали рваться снаряды, отчетливо слышны были выстрелы гранатометов, пулеметные очереди. Унсовцы сели на автомобиль чеченской контразведки и через 7 минут уже были в районе боевых действий. Подбитые танки, горящие тела погибших танкистов - вот и все, что напоминало о только что закончившейся схватке. Ополченцы прочесывали территорию техникума в поисках разбежавшихся оппозиционеров.

Тут же привели группу пленных, среди которых оказалось два офицера внутренних войск Росии. Никто из остальных пленных не знал чеченского языка.

- Вот она перед вами так называемая "чеченская оппозицция",- иронично сказал Заза. - Это открытая попытка российских войск силой подавить нашу революцию.

* * *

ОТДЕЛУ ВНЕШНЕЙ ДОКУМЕНТАЦИИ УНСО ОТ "КОНСУЛА"

Попытка отрядов оппозиции с трех направлений прорваться в Грозный была отбита. Уничтожено 6 танков и 8 БТРов. Пехота рассеяна по окраинам города. Идет прочесывание с целью поимки и уничтожения отдельных военнослужащих. В плен взято 17 солдат и 2 офицера. Чеченцев среди них не выявлено. Документы отсутствуют. Есть подозрение об участии в операции российских казаков.

"Консул".

* * *

Добравшись до гостиницы, Дмитро приказал всем собраться в его номере, чтобы подвести итог прошедшх суток. Долго пришлось ждать Деда, который возился в своей комнате. А когда он все же доковылял до люкса, где собрались остальные, здание гостиницы потряс мощный взрыв. Пущенная с вертолета ракета угодила в правое крыло, где располагался номер Лупиноса. На месте его роскошного люкса зияла огромная дыра. Что ж, старый политзэк и в этот раз вышел сухим из воды.

Утром следующего дня у хлопцев появилась возможность осмотреться вокруг. Гостиница, в которой их поместили, представляла собой довольно любопытное зрелище. Только на четвертом этаже, где были расположены люксы, сохранялся относительный порядок. Все остальные номера были забиты вооруженными боевиками. Даже в коридорах вповалку спали бородатые юноши с зелеными лентами на черных вязанных шапочках.

Холлы на этажах были заставлены ящиками с оружием и боеприпасами. Под одной из лестниц унсовцы обнаружили десятки мешков с деньгами советского образца. Проводник Заза пояснил, что деньги пришли из Прибалтики, где введена собственная валюта. Но боевики равнодушно взирали на это богатство. В их стране деньги уже фактически потеряли свою ценность. Все решали автомат и власть.

Гостей поразила одна характерная деталь. Оружие практически никем не охранялось, можно было свободно подобрать себе любой автомат или пистолет. Рядом с ящиками предусмотрительно стоял инструмент для их вскрытия. Нужно было только записать в книге регистрации, валявшейся рядом, номер взятого тобой оружия и свою фамилию. Но зато авторучка была надежно привязана к книге крепкой леской. Чтобы не украли. Похоже, что ручки здесь берегли сильнее автоматов.

Унсовцы не устояли от соблазна и вооружились, повесив на пояс ПМ, а в карманы положилив Ф-1. Правда, через несколько дней пришлось сдать новенькие "макаровы" начальнику городской милиции, так как впереди унсовцев ждал обратный путь. А в память четко врезался большой плакат на российском блок - посту "За провоз оружия - расстрел на месте". Это быстро сводило на нет нежную любовь унсовских боевиков к оружию.

* * *

В здании городской милиции в кабинете начальника ГАИ у Дмитра Корчинского состоялась нелегальная встреча с офицером российского ГРУ, который сообщил пароль проезда через российские блок - посты на текущие сутки.

Это оказалось как нельзя кстати. С паролем машина, перевозившая унсовцев, беспрепятственно проехала все блок - посты до МВД Северной Осетии. Здесь Лупинос встретился лично с министром, который дал команду доставить группу на служебном транспорте до грузинской границы.

На грузинской стороне унсовцев решительно остановил вооруженный "калашниковым" милиционер. На него абсолютно не произвел впечатление ни сказанный пароль, ни упоминание о покровительстве Джабы Иосселиане. За проезд он потребовал 25 тыс. рублей с каждого.

Пришлось отстегнуть ретивому стражу порядка названную сумму. Болтаясь в ожидании попутного транспорта, любопытные унсовцы набрели на "историческое место" в Дорьярском ущелье, где отца Федора, героя бессмертного творения Ильфа и Петрова, больно укусил орел. Возле надписи "Киса и Йося были здесь. 1927 г." лидеры УНСО под общий хохот начертали: "Корч и Лупи тоже здесь были. 1994 г."

К счастью, как раз в это время из Грозного возвращался автобус с уже знакомыми жителями Ахмети. Пассажиры автобуса были страшно возмущены непочтительным отношением милиционера к их украинским гостям, и тут же потребовали вернуть им деньги. Всю обратную дорогу Провидник выслушивал от них многочисленные извинения за грубость земляка и заверения в самой теплой дружбе.

* * *

В Тбилиси царил комендантский час. С большим трудом удалось добраться до здания, в котором располагается Правительство Грузии. Здесь в это позднее время безраздельно господствовали "спасатели" Джабы и личная охрана Эдуарда Шеварднадзе. Одуревшие от безделья и однообразия своей службы, они были откровенно рады появлению новых людей, которым можно было продемонстрировать свои "Кольты" и "Ремингтоны", рассказать небылицы о подвигах во время конфликта с Абхазией.

- Да, это было крутое время,- с грустью вздохнул начальник охраны Шеварднадзе. - А теперь мы кривляемся здесь, изображая из себя суперменов. Хотя всей нашей охране - грош цена. Я прямо сейчас могу назвать с десяток беспроигрышных вариантов покушения на Эдика.

- Кто же будет по-настоящему рисковать жизнью ради этой падлы за пятнадцать долларов в месяц? - хихикнул один из сидевших на диване охранников.

Лейтенант Гораций предложил гостям самокрутку из травки, чтобы скоротать время. Лупинос без колебания сделал затяжку и выплюнул.

- Порнуха, - поморщился он.- За такой марафет в зоне рожи бьют.

У начальника охраны мать оказалась украинкой. Это помогло быстро установить контакт. У Дмитра в сумке нашелся припасенный кусок сала. В результате к своей гостинице унсовцы были доставлены на личной "Волге " Шеварднадзе.

* * *

Следующий день был омрачен неприятным инцидентом. В сопровождении двух охранников, выделенных Джабой, украинские гости пили кофе в довольно уютном кафе. В то время, как беспечные грузинские охранники вышли проводить приглянувшуюся им девицу, к столику непринужденно подсело двое парней в кожаных куртках.

- Послушай, папаша, - обратились они к пану Анатолию. - Похоже, ты неплохо живешь. Не хочешь ли поделиться с нами?

При этом парни, распахнув куртки, продемонстрировали торчащие за поясом пистолеты. Они чувствовали себя уверенно, безошибочно видя в этих людях иностранцев, и паясничали от души. К счастью, охрана вовремя заметила неладное и быстро вернулась. Бойцы "Мхедриони" (они и впрямь сыграли роль спасателей) решительно выволокли молодчиков из кафе и направились с ними в сторону небольшого дворика. Через минуту грохнуло два выстрела. Вернувшиеся охранники небрежно бросили на стол два пистолета и нож - все, что осталось от назойливых хамов.

Стоявший напротив кафе страж порядка даже не прореагировал на выстрелы. В Тбилиси к ним давно уже все привыкли. А может быть он руководствовался восточной мудростью, что хороших людей не убивают, тем более среди белого дня.

Столь молниеносное и жестокое наказание потрясло даже Лупиноса, немало повидавшего в зоне за долгие годы отсидки. Все подавленно молчали. Бойцы "Мхедриони" наглядно показали, что в Грузии они являются единственной силой, которая осуществляет правозащиту граждан в меру своего собственного понимания справедливости. По приказу Джабы эти ребята могли убрать любого.

* * *

Переговоры Анатолия Лупиноса и Джабы Иосселиани живо напоминали сходку паханов на "хазе". Впрочем, так оно и было. Лупинос всю жизнь боролся с режимом, чтобы отнять у него власть. Джаба отнимал у режима деньги. Оба намотали за это по 24 и 16 лет соответственно.

Без всяких дипломатических ужимок Джаба поставил вопрос ребром: его любовь к освободительной миссии УНСО выражалась в конкретном количестве бензина и дизтоплива, которые он за это мог получить.

- Анатолий, я под твоих бандитов даю свои лагеря, обеспечиваю вас жрачкой и здоровыми "телками". Могу даже из числа ваших соотечествениц. Ты - перекачиваешь бензин и солярку из Чечни в те пункты, куда я укажу. А завтра поедем и посмотрим как действует наш тренировочный лагерь, куда уже прибыли несколько твоих инструкторов.

- Хоп! - паханы ударили по рукам.

Джаба предложил обмыть удачную сделку. Кортеж разношерстных иномарок, набитых вооруженной охраной, двинулся на загародную виллу народного избранника. Вилла представляла собой что-то среднее между старинным замком и роскошным европейским отелем.

- Здесь раньше ЦК отдыхало, а теперь - народ, - с гордостью и без тени иронии заявил Джаба.

"Народ", который повылазил с иномарок, одобрительно закивал головой.

Началась грандиозно - забубенная попойка, которая выдавалась за грузинское гостеприимство. Всего было в изобили: вина на столах, жары в сауне, продажного секса у девиц, среди которых были даже чернокожие красотки. Для желающих достичь неземного блаженства предлагался поднос с "колесами" и шприцами.

Радушный хозяин виллы предложил корешам осмотреть лабораторию по производству наркотиков, которая располагалась в отдаленном углу сада. "Лаборатория" представляла из себя бывший цех по розливу минеральной воды. Поражала убогость и антисанитария. Два пожилых грузина с омерзительным скрипом отскабливали со стен большого глиняного кувшина бурую накипь.

- Морфий высшего класса, - заверил один из "лаборантов".

Увидев глубокое сомнение в глазах гостей, он обиженно поджал губы и предложил тут же на себе проверить качество его товара.

- Спасибо, отец, - вежливо поблагодарил Дмитро.- Как - нибудь в другой раз.

На следующий день с тяжелой головой вожди УНСО выехали в тренировочный лагерь, расположенный в горах Кахетии на одной из горных баз, принадлежавших "Мхедриони". В лагере шло плановое обучение по подготовке боевиков к боевым акциям в горных условиях. При этом особое внимание уделялось действиям малых маневренных групп, стрельбе из гранатомета, снайперской подготовке.

Личный представитель Дмитра Корчинского в Грузии офицер Отдела внешней документации УНСО Президент посетовал на исключительную тупость обучаемого контингента, особенно прибывающих из глухих кишлаков Ирана, Афганистана, Таджикистана. Были серьезные трудности с переводчиками, так как многие из обучаемых не понимали ни одного языка, на котором говорят горные народы Кавказа, отказывались есть из общего котла.

- Что же, кошерной пищей их кормить? - пожаловался Президент.

Выход из положения был найден. Корчинский приказал выдать дополнительные деньги на закупку продовольствия. Но пятиразовый намаз Дмитро тут же отменил, сказав, что воины ислама приехали сюда учиться воевать, а не молиться. В целом Корчинский остался доволен ходом подготовки боевиков. Деньги, вложенные в это дело, были потрачены не зря и обещали дать большую прибыль.

Многие из боевиков, подготовленных в лагере, хорошо зарекомендовали себя в первых же боях за Грозный, где они стали костяком боевых групп Дудаева, сдерживая атаки превосходящих сил российской армии.

* * *

Заканчивался трехнедельный рейд вождей УНСО по предвоенному Каказу. Необходимо было срочно возвращаться в Киев для формирования механизма реализации достигнутых соглашений. В воскресенье они уже сидели в салоне самолета, летевшего в Украину. Но и на родине их ждали сюрпризы.

Еще в воздухе к ним подошел один из членов экипажа и сообщил, что сотрудники СБУ запрашивают командира корабля, летят ли на борту Корчинский и Лупинос. Похоже, что в Кировограде их собирались встретить и снять с рейса. Унсовцам пришлось покинуть самолет во время промежуточной посадки в Одессе и тут же разъехаться поездами в разных направлениях. Рисковать было нельзя, так как на руках у них находилась крупная сумма валюты от Джохара Дудаева и документы.