Make your own free website on Tripod.com

КАВКАЗ КАК ШКОЛА ПАРТАКТИВА

На Кавказе есть два народа, у которых есть чему поучиться. Это чеченцы и армяне Нагорного Карабаха.

Оба эти народа являются носителями опыта победы. И это тем более интересно, поскольку к своей победе они шли разными путями.

Человек, привыкший к хаосу, свойственному войне в толпе (термин теории революции спильнот *) бывает поражен железным порядком, что последние 4-5 лет господствует в Нагорном Карабахе. Дисциплина, четкое функционирование хозяйственных структур, общая военная обязанность, военный "всеобуч". Вооруженные люди на фронте, безоружные в тылу (как правило бывает наоборот). Комитет обороны в Степанакерте охраняет один милиционер с пистолетом. Председатель комитета обороны, он же президент Роберт Качарян передвигается по территории своей республики без охраны. Азербайджанские села сносятся, бетонируются под плацы военных частей. Белят бордюры и моют пол в казармах, словно не было перестройки. 10 часов боевого обучения в день.

Сегодня Карабах имеет около 120 тысяч населения (Азербайджан около 8 млн.), контролирует территорию втрое большую за историческую и больше ста километров границы с Ираном. Вероятно подобным образом вел себя Израиль в 40-х, 50-х годах.

Необходимо отметить хорошую наследственность. В годы второй мировой войны НКАО дала советской армии 26 генералов, трех маршалов, одного адмирала флота.

Сначала карабахцы воевали как и все другие - бандами. Но в 1992 г. была создана регулярная армия, установлено авторитарное руководство, ликвидировано такое явление как оппозиция, наведено порядок и через два года одержана победа. Если бы им в голову пришла мысль взять Баку, они его бы взяли.

Интересно в кавказских войнах проявил себя хищный и коварный мусульманский фундаментализм, которым нас столько пугали доценты.

В армяно-азербайджанской войне Иран поддерживал Армению.

За пару недель до начала интенсивных боевых действий в Чечнеі Джохар Дудаев в частной беседе выразил мнение, которое охарактеризовало его как революционного романтика: если начнется война - сказал он, - миллион моджахедов появится тут, чтобы защищать нашу свободу. Никаких моджахедов не бывает - ответил я - в Афганистане все моджахеды (не афганцы) были китайскими инструкторами, Ирак никакие моджахеды не защищали, Советский Союз больше помогал палестинцам, чем все арабские страны вместе взятые, за пять лет армяно-азербайджанского конфликта никто там не увидел ни одного моджахеда.

Следующая война подтвердила эти слова. Все моджахеды нечеченцы, что оказались в зоне конфликта, ели сало и носили кресты УНСО.

Не существует исламского фундаментализма, существует революция спильнот (в т. ч. мусульманских).

Громогласный выход на сцену в XX веке новых тенденций изменил дух многих народов. Те племена, которые предыдущие пол тысячелетия никак не считались воинствующими, вдруг начали демонстрировать военные успехи. Евреи в борьбе с британцами и в арабо-израильских войнах, армяне в Ливане и в Карабахе. Некоторые индусские, арабские и латиноамериканские народности.

Это не касается чеченцев, они всегда были злыми. Традиционность, единодушие и иерархичность чеченцев зачастую преувеличивают. Бойцы УНСО - участники обороны Бамута рассказывали, что ни одного куска хлеба защитникам местное население не дало бесплатно. Как и везде на революции желало погреться много тараканов. “Парламент - пятая нога в телеге чеченской революции” сказал как-то Джохар Дудаєв и разогнал его. Как выяснилось позже - это был рациональный шаг. Когда началась война, всех народолюбцев и демократов как ветром сдуло. По окончании они объявились для того, чтобы попроситься в правительство.

С 1991 г. Чечня жила и воевала по Бакунину. Там не существовало государства и мало людей страдало от этого. От наличия государства зачастую страдает больше. Для того, чтобы успешно жить и побеждать по Бакунину необходимо, чтобы нация состояла из бакунистов. Чрезвычайно энергичных, своевольных, воинствующих людей.

Джохар был сильным вождем, который ничем не руководил. Он достойно проявлял себя и во времена нефтяных спекуляций и во времена ракетных обстрелов.

На следующий день после первого нападения так званой оппозиции на Грозный, возле президентского дворца собралось несколько тысяч мужчин с оружием. Они несколько дней тусовались там, были ужасно гордые собой и нравились себе. Они ощущали себя как будто в театре и готовые были умирать как на сцене, плевать , что больно, главное, чтобы красиво. Я разговорился с дежурным в прихожей Дудаєва, он был уставший и хотел спать. Его не было кем заменить.

За все время войны у чеченцев не сложилось централизованное военное руководство. Когда Масхадова называли "начальником штаба", все понимали, что это титул, а не должность.

Не было централизованной поставки, тыла, разведки, связи.

Они победили, имея меньше потерь, чем российская армия.

Те тенденции, которые сегодня имеют место в постсоветском пространстве (особенно на Кавказе) завтра будут господствовать во всем мире.

Две мировые войны создали в массовом сознании представление прежде всего тотальной войны. Поэтому во время первого посещения приграничья нас крайне удивлял вес условностей и подсознательных запретов. Приднестровье. Словно война. Кое-где установился фронт - линии окопов, заминированы участки. В то же время не прекращается железнодорожное соединение между Тирасполем и Кишиневом. Вы можете в Кишиневе посадить на поезд батальон ОПОНА, через пару часов он высадится на вокзале в Тирасполе и прекратит войну. То же самое можно сделать и в обратном направления. Но никто не сделал. За все годы армяно-азербайджанской войны ни одного заметного теракта в Баку или в Ереване. Война в Абхазии. С абхазской стороны активно воюют регулярные части российской армии, в т. ч. авиация, определенное участие принимает черноморский флот. Тем не менее в осажденном Сухуми чудесно себя чувствует розквартированная там с советских времен российская воздушно-десантная часть. Грузины не только не уничтожили ее, но даже не подумали установить какого-нибудь надзора за ней.

Почему россияне не осуществили ядерного удара по Грозному?

Потому, что мы выходим на улицу, вместо того, чтобы выйти в степь, покупаем в ларьке сигареты, вместо того, чтобы бросить туда гранату. Потому, что фантазии безграничные, а жизнь держится на миллионах ограничений. Если бы все технические возможности были реализованы, мир давно был бы уничтожен. Потому что отныне мы будем иметь дело не с тотальной войной, а с войной в толпе. И когда мы слышим о эскалации конфликта, мы понимаем, что имеется ввиду эскалации жизни.

Союзники победили Германию благодаря техническому преимуществу. Но мир, в котором существовали союзники и Германия, НАТО и ОПЕК уже исчерпал себя. Этими понятиями уже нельзя что-либо объяснить, что-либо описать. Чечня победила Россию потому, что несла более интенсивную форму жизни. Потому что сегодня модно, чтобы спильноты побеждали отчужденные общественные формы.

Шпенглер был прав на сто процентов. Технические достижения отвечают тому или иному культурному проявлению, подобно тому, как новые художественные средства появляются перед постановкой новых художественных задач.

Стремена изобрели под переселение народов. Сабля и тяжелый лук под цивилизации всадников, пушки под колонизацию. Танк, самолет и пулемет под тотальную войну (тотальная война, как показали события в Азии, была бы возможна и без них, но они были ей нужны для художественной завершенности). Ядерное оружие под холодную войну (тотальный мир). Но цветком войны в толпе есть гранатомет.

Гранатомет и переносной комплекс ПВО (в тех редких случаях когда он есть в наличии) сводят на нет 80% технического преимущества армий сверхдержав, снова выводят на первый план индивидуальные качества бойца, лишают смысла стратегию которая все еще преподается в военных училищах.

Современные войны иногда называют интенсивными террористическими кампаниями. Это верно в той мере, в какой акт террора есть пропагандистским актом. Современные войны являются политическими демонстрациями с применением оружия.

Чеченцы сначала выиграли пропагандистскую войну. Кстати, техническое соотношение было то же самое. Против всех мощностей Останкино спутниковый телефон Удугова.

Можно возразить, что там было еще и СNN, но

а) пропагандистский стереотип было сформировано искусственно и сознательно;

б) его было сформировано именно чеченцами;

в) именно чеченцами его было навязано всем другим.

Это был сильный пропагандистский стереотип, что достигал силы художественного образа.

Чеченцы воевали чотовыми или сотенными тактическими группами, которые состояли по сродству, как спильноты. Бамутская насчитывала меньше сотни, около сотни группа Шамиля Басаева. Каждая тактическая группа тяготела к полной автономии обеспечения и руководства. Есть основания считать, что они и жить далее будут тактическими группами (спильнотами).

И это есть наиболее эффективно сегодня. Возьмем к примеру спецоперации. В России разнообразных спецподразделений при разных ведомствах как собак нерезаных. Ни одна спецоперация в Чечне им не удалась. А Басаеву или Радуеву удалась. Не одна. Мир рушится. Чтобы штурмовать село Первомайское зам. Министра обороны вынужден приехать туда и руководить действиями взвода. Все что стоит между министерством обороны и мотострелковым взводом (вся масса отчужденных форм) не работает.

В мире не оставалось механизмов, которые могут заставить солдата умереть за отчужденные формы.

После окончания холодной войны (противостояния потенциалов). Общественные механизмы не способны к войне (вопрос в том, насколько они способны к миру?). Стремясь исследовать ростки нового, которые проявляются как региональные конфликты, необходимо понимать, что привычные общественные формы присутствуют там только как инерция, только потому, что даже в местах прорыва новые сущности еще не осознают себя.

К примеру выборы в Чечне и Карабахе необходимо воспринимать как чисто пропагандистские акты. Иногда это сознательный фарс, иногда это наивное желание, чтобы все было как у людей.

Всенародные прямые тайные выборы главаря феодальной дружины, не могут рассматриваться иначе чем ритуал помазания на княжество. В Украине, где так мало жизни, где господствуют во всей своей отвращенности отчужденные общественные формы, только окончательно замученный Фридманом и Хаеком человек может считать, что бюрократия способна обеспечить оборону государства и управления ним.

Кто? Такие силы как в Карабахе и Чечне. Как они будут выглядеть и как будут называться - покажет скорое будущее, но автору кажется, что он их знает.

Теория революции спильнот рассматривает современную историю в конфликте между спильнотой и обществом (вернее отчужденными общественными формами). Отрицает возможность анализа общественных процессов, выходя из привычных политологических понятий.

Д. Корчинский